Российский Фонд «Круг добра» был создан чуть больше года на основании Указа, подписанного 6 января 2021 года президентом Владимиром Путиным. Благодаря Фонду более 2000 детей с тяжёлыми заболеваниями смогли получить дорогостоящие инновационные препараты.

О первых итогах и планах на будущее в своем интервью «Парламентской газете» рассказал руководитель Фонда «Круг добра» протоиерей Александр Ткаченко.

Фонду уже чуть больше года. Многим детям за это время удалось помочь?

Александр Ткаченко: В прошлом году помощь от «Круга добра»  — инновационные лекарственные препараты — получили 2085 детей. Затраты на закупку лекарств составили около 38 миллиардов рублей. Заявки поступают нам ежедневно. Только за прошлую неделю мы получили более четырёхсот. Это колоссальный объём, который нужно оперативно обработать, передать на экспертизу, чтобы подготовить решение экспертного совета и продолжить лечение детей по тем заболеваниям, которые утверждены советом фонда. Мы предполагаем, что в этом году у нас будет около 4-4,5 тысячи подопечных. Сейчас фонд закупает препараты до конца текущего года и на первый квартал следующего, чтобы обеспечить непрерывность лечения детей.

Подопечные «Круга добра» — это в основном дети с орфанными заболеваниями?

Александр Ткаченко: Это дети с тяжёлыми хроническими и орфанными заболеваниями, для которых на сегодня есть лечение. В прошлом году совет фонда рассмотрел перечень всех орфанных заболеваний, для которых есть патогенетическое лечение, то есть направленное именно на терапию основного заболевания, а не на устранение тяжёлых симптомов. Среди тысяч орфанных заболеваний таких всего 44. Мы уже закупаем лекарства для детей с этими патологиями.

Вы следите за судьбой ваших подопечных уже после лечения?

Александр Ткаченко: Конечно. Мы знаем всех своих детей, продолжаем общение с ними, следим за состоянием их здоровья. Это важная часть деятельности «Круга добра». На любое изменение в состоянии ребёнка, которое требует смены терапии, мы оперативно реагируем и принимаем решение по дальнейшему лечению, коррекции дозировки. Если появляется новый ребёнок с тяжёлым заболеванием, за счёт созданных запасов в регионах мы перераспределяем лекарственные препараты, и лечение начинается немедленно. То есть с момента подтверждения диагноза и назначения лекарства на экспертном совете до начала терапии проходят один-два дня.

Есть ли у фонда возможность отправить ребёнка на лечение за границу в ситуации, когда в России ему помочь уже не могут?

Александр Ткаченко: Такая возможность у фонда есть. Но наша основная задача — чтобы самые современные технологии были доступны для детей в России. Поэтому фонд оплачивает дорогостоящие инновационные медицинские технологии в первую очередь в нашей стране. Опираясь на мнение авторитетных врачей, экспертов, главных внештатных специалистов Минздрава, я считаю, что сейчас в российских федеральных клиниках доступны все виды лечения и технологии, которые есть за рубежом.

Полная версия интервью на сайте «Парламентской газеты».